Опыт женщины пережитый на Випассане

Медитация Випассана: "Трудный, но полезный опыт"
Медитация Випассана

Тренинг: "Медитация Випассана, как ее преподает С.Н.Гоенка в традиции Саяджи У Ба Кхина"
Учитель: Медитацию проводят Помощники Учителя, на каждый курс приезжает новый Помощник.
Название центра: Как такового тренингового центра не существует, организация медитации - дело рук добровольцев.
Город: Москва, другие города России и Украины
Стоимость участия: Участие бесплатное, желающие оставляют пожертвования.

Медитация Випассана: Трудный, но полезный опыт.

Как рассказать об опыте пережитом мной на Випассане? Там нас учили, и вполне успешно, переключать внимание с внешнего и логического на внутренние ощущения, на чувствование и слушание себя.

Вот только, как можно рассказать об ощущениях и чувствах? Их можно либо испытать, либо назвать. И ощутить их можно только в первом случае, поскольку, как их не называй, под одними и теми же словами все будут понимать разное.

Взять, к примеру, такое общеизвестное ощущение, как оргазм. Все его знают, все испытывают. Однако, есть у меня такое подозрение, что как нет ни одной совершенно одинаковой снежинки, так и нет двух людей, ощущающих оргазм одинаково.

Однако, ничего не остаётся, кроме как описывать ощущения – словами. Я, например, во время оргазма чувствую, какой-то большой взрыв внутри живота (наверное, там рождается новая вселенная :)), а потом, с места взрыва два потока мурчащих мурашек разбегаются по обеим ногам и несутся в ступни, а там сидят и нежничают какое-то время. И от этого ощущения нежности, очень-очень сильного, на грани удовольствия и мучения, пальцы ног подворачиваются до предела внутрь ступни… У меня это называется «лапы морщить»… Так вот, к чему это я: когда я вижу какую-то кошку или кота, которые от удовольствия лапы морщат (видели?), только от того, что я это вижу, внутри меня рождается новая вселенная, и мурашки бегут, бегут по ногам. Конечно, эти ощущения уже не такой силы, однако очень похожие. Вот и мне остаётся попробовать, вспоминая, так морщить лапы, чтобы вы попробовали не понять, а почувствовать.

Зачем я туда поехала?

Когда я была вне себя от усталости (не хочешь работать по 8 часов на дядю, будешь пахать по 16 на себя… :)) Тёмка мне рассказал о таком замечательном месте, куда люди приезжают на 10 дней практиковать медитацию Випассана. При этом все 10 дней нельзя общаться друг с другом и много других ограничений, которые отгораживают тебя от внешнего мира. А мне в тот момент так не хотелось никакого внешнего мира, никакого общения! Я решила поехать немедленно, чем скорее, тем лучше. Однако обломалась: оказалось, что такой тренинг проводится в России только 2 раза в год, весной и осенью. Осенний тренинг уже закончился, а весенний был еще ой как не скоро. Но я решила, что обязательно на него попаду. А еще рассказала Маринке и она тоже решила поехать.

Регистрация желающих началась 5 февраля в 0 часов ночи. Мы зарегистрировались 5-го февраля в 9 часов утра и... не попали в список тех, кто попал на тренинг. А попали в лист ожидания, т.е. если кто-то откажется ехать, то мы попадём. Маринка восприняла это как отказ, а я знала, что мы поедем, у меня внутри была такая уверенность, что она, конечно, осуществилась. В середине марта нам написали, что мы можем приезжать.

Страшнее всего было уезжать от Севки – мы первый раз с ним так надолго расставались – на 2 недели! Т.е. я конечно, знала, что всё будет хорошо и они с Сашкой справятся со всем, с уроками, взаимоотношениями и всем остальным, однако боялась, что мы будем тосковать друг по другу.

За день или два до отъезда мне пришли долгожданные, заказанные через И-нет в начале марта книги Курлова. Почитать до отъезда я, конечно, не успела, поскольку дел было очень много и мне хотелось подтянуть как можно больше хвостов, чтобы не оставлять их на Сашку. Взяла одну книжку с собой, в предвкушении, что у меня будет много времени, чтобы почитать, как минимум в поезде. К слову сказать, почитать мне так и не засудьбилось, но то, что успелось прочитаться, мне пригодилось очень.

Ехали в поезде с очень разговорчивой тётушкой. Она болтала, болтала без умолку о себе, своих родственниках близких и дальних. А мы вежливо слушали, улыбались, но внутри меня росло раздражение: я имела планы почитать книжку, которая мне интересна, а вот жизнеописание тётушки мне было как раз по барабану... Однако, всю дорогу я занималась вежливостью... и слушала тётушку.

В Москве мы остановились переночевать у Машеты и две её очаровательных дочки обжили обе моих коленки. Я наслаждалась их обществом весь вечер. Старшей – уже 5, исполнилось как раз во время Випассаны, младшей – год и два. Обе черноволосые кудряшки. Обе такие нежные, такие славные! Мальчишки, при всей их замечательности – совсем другие.

Утром едем на Белорусский вокзал. Электрички, на которую мы рассчитывали, почему-то нет, и нам суждено провести на вокзале еще около 2-х часов. Мы решаем побродить в окрестностях. Недалеко от вокзала натыкаемся на палатку «Книжный рай». Все книги по 10 рублей. Я на радостях покупаю кучу книжек: а вдруг попадутся интересные авторы, так я и дальше с ними дружить буду. А не попадутся, так за 10 рублей не жалко хоть выбросить, или в библиотеку отнести. Кто-то ж это издавал, значит кому-то обязательно интересно будет. Прогулялись на место бывшего «Пути к себе». Там всё по прежнему разрисовано, вот только сам магазин уже давно там не живёт. Жалко.

Хочу блинов! И когда я совсем уже думаю, что не судьба, натыкаемся на блинный киоск и едим обалденно вкусные блины.

Вернувшись на вокзал, обращаем внимание на людей с рюкзаками, и думаем, что нам с ними сегодня еще придется встретиться на тренинге. И точно, всех, кого я наметила глазом, мы там встретили. И даже ребят, которые почему-то ушли на другую платформу, и я порасстраивалась, что таким славным с нами не по пути.

Те, к кому мы подошли, были вовсе не с рюкзаками, но почему-то не было сомнения, что они едут туда же. Огромный лысый дядька, напоминающий мне кого-то из негритянских киноактёров, а рядом хрупкая девушка, вполне цивильного вида, однако что-то в ней вязалось во мне с образом человека едущего медитировать. Мы познакомились. Огромного дяденьку звали Максимом, хрупкую девочку – Леной. В электричке к нам присоединилась еще одна Лена – на вид, чуть больше 40, вся светится изнутри, очень доброе и приятное лицо. Она рассказала, что она мама трёх дочек и пятерых внучек! Максим приехал из Ижевска, а Лены – москвички. Дорогой мы болтаем, узнаём что кого привело сюда. Девушка, оказавшаяся случайно с нами вместе на сидении в электричке включается в разговор – оказывается, она тоже занимается медитациями, только несколько другими.

Максим между делом полистывает глянцевый журнал, мимо нас ходят, мешая разговаривать, торговцы, один за другим рекламируя свои товары. Максим решает, что ему тоже хочется попрактиковаться в продаже. Он оглашает вагон своим звучным голосом, предлагая присутствующим в вагоне свой журнал за полцены. На его предложение никто не откликается, но он возвращается на место довольный своим опытом. Предлагает нам тоже попрактиковаться в предложении товара пассажиром. Видя моё колебание, дожимает меня, и мы идём в соседний вагон. Я, борясь со смущением, по возможности громким голосом пытаюсь разрекламировать журнал. За спиной оказывается Максим и оказывает мне поддержку. Подсказывает, что еще можно сказать. Мне остаётся только проговорить это громким голосом. Тётушка, что- то продающая недовольно бросает в нашу сторону: «Клоуны!», но нам весело. Журнал по-прежнему не продан, предоставляя возможность попрактиковаться ещё кому- то, но никто больше не хочет.

Мы вываливаемся из электричке на станции в Тучково, и конечно, вокруг нас много других людей с рюкзаками и сумками. Теперь нам нужно оседлать местный транспорт и доехать до санатория «Сосновый бор». Добираемся на такси той же компанией: мы с Маринкой и две Лены. Максим набивается в переполненную маршрутку.

Мы на месте. Две очереди на регистрацию: мужчины и женщины отдельно. Регистрационный бланк нужно заполнять на английском, это вызывает трудности.

Пока стояли в очереди на регистрацию, успели подняться в столовую и покушать. Кормили вкусно.

При регистрации мы должны были сдать все ценности и то, что на курсе не положено, например, табак, музыкальные инструменты, все продукты и, в т.ч., книги. Из-за книг и продуктов не съеденных в поезде сверточек у меня получился объемный (у многих это были только паспорт, деньги и сотовый). Тётушка стоявшая за мной недоумевала: зачем я взяла с собой столько книг: неужели я собралась все их прочитать в электричке по дороге? Москвичи... :) Москвичей здесь было, по- моему, подавляющее количество, хотя были люди со всей России.

Что поразило – полная пестрота публику. Люди настолько разные по возрасту, по внешности, по прикиду... Люди и очень пожилые, и очень молодые. Пожалуй, студенческого возраста около 50%, остальные страрше, в т.ч. весьма пожилые.

Зарегистрировавшись, пока было свободное время, мы с Маринкой пошли обживать окрестности. Тут же познакомились с местной девочкой лет 10, которая прогуливала своего младшего братца и она повела нас на экскурсию. Чтобы проникнуть за территорию турбазы нам с Маринкой пришлось перелезть через двухметровый забор, а дети просто просочились сквозь прутья калитки. Хотя мы с Маринкой были уверены в своей стройности (я точно знала: если голова пролезет, пролезет всё! Голова пролезла...) этот трюк нам не удался. Зато девочка была восхищена, что такие взрослые тёти умеют лазать по заборам. Был повод погордиться. :)

За турбазой течет маленькая речка, слегка заболоченная, стоят гипсовые фигурки, ничего особенного, но красиво... Хотя люди, конечно внесли свой вклад в дизайн окружающей среды: повсюду, в несметном количестве валялись... тюбики от крема от угревой сыпи!

Погуляв и снова перемахнув через забор (о, моя коленка!!!), мы вернулись на турбазу и напоследок общались, знакомились, расспрашивали «старых» студентов о том, зачем они сюда приехали и о том, что предстоит нам. Максим напоследок обнял нас с Маринкой: «А то завтра уже нельзя будет» и я утонув в его животе, еще раз осознала, какой он всё-таки огромный дяденька.

В одной комнате со мной – Настя и Тоня, москвички, очаровательные девочки. Я на кровати, а девчонки на полу – им не повезло с кроватями. Тут часть кроватей с растянувшимися пружинами – провисаешь почти до пола. Поэтому многие выставили кровати в холл и постелились на полу. Мне с кроватью повезло. Четвёртая кровать пуста.

Потом, беседа о правилах, принятие на себя обязательств. И с этого момента – 9-ти дневное молчание. А так же неукоснительно соблюдать следующие пять предписаний:

1. Воздерживаться от убийства живых существ.
2. Воздерживаться от воровства.
3. Воздерживаться от всех видов сексуальной активности.
4. Воздерживаться от лжи.
5. Воздерживаться от принятия интоксикантов (опьяняющих веществ и наркотиков всех видов).

Самое смешное, что нарушить их мы не имеем особых возможностей, разве что комара прихлопнуть. Пищей нас кормят вегетарианской, с воровством у большинства людей, мне кажется, и так проблем не возникает – вряд ли сюда поедут воришки – не тот уровень сознания. Дяденек и тётенек разделили в разные корпуса, а территорию для них огородили верёвочками: загончик для мальчиков, загончик для девочек. За веревочку выходить нельзя. Так что сексуальная активность – ну, понятно. Лгать молча? Последний пункт мне очень понравился, поскольку ни одного курящего вонючки вокруг меня не было целых 10 с хвостиком дней. Какая радость!

Мы ознакамливаемся и со всеми остальными правилами, которые мы уже подписались соблюдать, еще при регистрации.

После беседы мы остаёмся на коротенькую медитацию, и идём, уже молча, спать. Завтра нас разбудят в 4 часа утра...

В комнате холодно, отопления нет, так что пакуемся во все тёплости, и спать. Мысленно обнимаю всех любимых и друзей, начиная с Севки, Сашки, мамы, папы и братишки. А дальше идет такая вереница друзей, что процедура довольно долгая. Но я ее с удовольствием проводила каждый раз перед сном.

На удивление легко просыпаюсь утром под звук гонга. Девчонки спят, выползаю из спальника, умываюсь, ныкаю с собой все тёплости, ухожу медитировать. Медитация с 4:30 до 7 утра. Нужно сидеть и наблюдать своё дыхание – вдох-выдох, вдох-выдох.

Сижу, наблюдаю. Вдох-выдох, вдох-выдох и я уже не здесь. Ой, где это я? В мыслях заблудилась. Так, сосредоточиться, вернуться! Вдох-выдох, вдох-выдох, вдох-выдох бла-бла-бла... Ум трещит неумолкая. Начинаю злиться на себя. Становится еще хуже. Потом наваливается сон, и как я с ним ни борюсь, всё же срубаюсь. И сладко-сладко сплю. Сны, сны, сны. Просыпаюсь, осознаю себя. Вдох-выдох, вдох-выдох, вдох-выдох однако, поспав, лучше получается!

В семь утра завтрак. Ем, вкусно, но главная мысль – быстро поесть и быстренько успеть поспать. Прихожу в комнату, срубаюсь махом. Сплю час, но по ощущениям – минуту. И снова – «Бом! Бом!» - гонг зовёт на медитацию. Попытка номер два. Вдох-выдох, вдох-выдох, вдох-выдох бла-бла-бла... Концентрируйся же, мать твою!!!!!!!!!!!! Неужели так и просидишь 10 дней без толку, закопавшись в ненужные мысли!!!!!!!!!!!! Куда там... Снова наваливается сон и снова срубаюсь. И опять: после сна концентрироваться легче. Хорошо. Не смотря на принятое решение медитировать строго в зале, ухожу на медитацию, которую можно проводить в комнате – в комнату. Чтоб спать удобней было. :) Расслабляюсь, разрешаю сну одолеть себя, хоть даже и сидя. Не сопротивляюсь ничему и – о чудо! Медитировать становится всё легче, ум перестаёт трещать так агрессивно, уходит на задний план, всё еще трещит, но будто в соседней комнате – я его слышу, но он не мешает уже так. Я уже могу сосредоточится на дыхании. Вдох-выдох, тепло-холод.

Вечером нам говорят, что если мы даже сосредоточились только на пару секунд, но отловили своё бегство и вернулись в течении 5 минут – это уже хорошо. Чувствую себя героем.

Вечером говорят, что мы будем наблюдать за носогубным треугольничком. Ага, знакомо...

На прогулках меня разбирает от смеха: то, что я вижу вокруг себя такие спокойно погруженные в себя лица (я воспринимаю их как постные), меня не умиляет, а смешит – уж больно они унылые. Наверное, чтоб не впасть в эту всеобщую унылость я ржу.

Еще много занимаюсь всяческой растяжкой, поскольку тело во время сидения сильно затекает. И смеюсь над собой: «Ага! Отдохнуть приехала! 10 дней без суеты и разговоров!» - и заливаюсь смехом. Поскольку сидеть 10 с хвостиком часов в день – это, прямо скажем, весьма тяжелый труд. Не верите – посидите хотя бы час неподвижно, да не у телевизора или с книжкой, а только наедине с собой...

Уставала сильно. Если бы не безграничное доверие к Тёмке, от которого я узнала про Випассану, может и сбежала бы... На третий день осознала, что умею спать совершенно в любой сидячей позе. А уж если ложусь, засыпаю мгновенно.

Прихожу спать. Пока девчонки умываются перед сном, упала на кровать, жду, дремлю. В коридоре голоса. Голоса? Мы ж тут все молчим. И тут уже в нашей комнате: «Дам придётся выселять». Это о ком? Поднимаю голову, зрелище: у открытой двери стоит Женя, наш менеджер (т.е. человек ответственный за гонг и наше жизнеобеспечение) а по полу растекается огромная лужа, стремительно становясь всё больше прямо на глазах. Рюкзаки, Настина постель – всё в глубокой луже. Стараюсь успеть спасти из потопа всё, что можно.

Переселяемся спать на второй этаж в холл.

Зачем-то вышла на улицу (не помню, может, прогуляться перед сном), а там – лягушечка скачет, вернее я сначалатолько движение увидала, посветила фонариком и увидела – такая необычная, окрасом больше всего напоминает еловую шишку – именно так, со всеми чешуйками!

Еще из впечатлении: когда тебе не нужно заботиться о хлебе насущном, расслабляешься, и становишься, как ребенок. Начинаешь видеть гораздо больше всего вокруг себя. Радуешься просто тому, что солнышко такое тёплое, а божья коровка такая красная и блестящая. Рассматриваешь замысловатые узоры лишайника на коре дерева, видишь самые разнообразные и причудливые травинки вокруг. А еще птиц там было такое количество! Я никогда не слышала так много разнообразных птичьих трелей, разве что на дисках со звуками природы. Маринка говорит, что птиц и трелей было совершенно нормальное количество, так что изменение видимо во мне – я начала их слышать. И слушала, слушала...

Кажется, на третий или четвёртый день мы начали практиковать саму Випассану. Вниманием стало можно и нужно гулять уже по всему телу. Мне поначалу очень понравилось наблюдать за ощущениями в моём теле. Было непривычно, что в собственном теле, до боли родном, каждую секунду столько ощущений, на которые обычно не обращаешь внимания. И хотя настаивали, что медитировать на нашем уровне нужно обязательно в помещении, в перерыве я еще полчасика помедитировала стоя под берёзкой и ощущая, помимо внутренних ощущений, дуновение ветерка, прикосновение солнечных лучиков...

С одной стороны проще, с другой – появились неподвижные медитации по часу три раза в день – утром, днем и вечером.

Во-первых тело стало дико сопротивляться такому ограничению. Теперь, кроме накатывающего сна и мыслей добавилась сильная боль в ногах и спине. Всё затекало и болело. И хотя я знала что нужно это просто вытерпеть и это пройдет (причём на собственном опыте – во время прохождения тренировочных упражнений в центре Дианетики, там тоже есть упражнения, когда нужно неподвижно сидеть на стуле. И я знала, что все болезненные проявления рано или поздно проходят. Там это называлось – пересидеть), всё же силы воли поначалу не хватало выдержать это. Я сдавалась и меняла позу. В первый день таких медитации мне удалось неподвижно одолеть только вечернюю. На второй день интенсивность боли снизилась, но тело всё равно отстаивало своё право на подвижность и во второй день мне удалось высидеть неподвижно 2 из 3 медитаций. Другие дни высиживала нормально, а на 10-й – опять сбой...

Несколько раз я выруливала на внутреннем смехе – это по Курлову, которого я упоминала где-то в начале. Хотя мы и обязались на эти 10 дней не практиковать никакие другие практики, но когда было совсем хреново, я убегала в более приятную мне технику. Тут описывать её нет смысла, кому интересно – в И-нете найдёт. Кроме того, мне кажется, что Курловский внутренний смех очень здорово дополняет Випассану. Она помогает нащупать проблему, а смех – очень быстро её разрядить.

Несколько дней было солнышко. Мы нежились на нем, в обеденный перерыв я и многие вокруг, валялись прямо на газоне, подставляя своё тело солнышку на обогрев, и оно заботливо всех грело.

Однако, вот небо снова заволокло тучами и с утра – серый, промозглый дождь. Дождевые червячки выползли из своих норок и начали великое переселение. Не смотря на то, что все мы, как бы соблюдали правило «не убей», многие не смотрели под ноги, очевидно, не считая червячков Божьими созданиями... И я с грустью смотрела на многих раздавленных червячков на дороге. Мне было их жалко... Во время какого-то длинного перерыва я вышла на улицу и увидела, что дождь закончился и асфальт начал подсыхать. Но многие червячки еще не достигли своей цели и из последних сил старались доползти по подсыхающему асфальту до своей цели. Вот только шансов у них не было... Я подняла червячка, и пересадила его на землю. И еще одного, и еще. Время было ничем не занято И я решила поработать ангелом для червячков на моей дороге. Ведь если очень нужна помощь, но взяться ей не откуда, приходит время ангелов. Они принимают какой-то облик, или не принимают его, но обязательно приходят на помощь, тем, кто бился за свою жизнь до последнего, не сомневаясь в том, что выберутся из этой передряги. Очень важно в этот момент, чтобы твой ангел увидел тебя... А если он занят своими делами, как быть? Никаких дел у меня впрочем не было. Поэтому я собирала и собирала с асфальта червячков и отпускала их на свободу, на землю. И такое умиротворение было у меня в душе, мне так нравилось быть червячковым ангелом, но… почти дойдя до мужской границы я натолкнулась на взгляд. Завёрнутый в одеялко дяденька смотрел на меня в упор. Я развернулась и ушла. Мне было неуютно от этого взгляда. Никто ему не рассказывал, что ли, что смотреть в упор на незнакомого человека неприлично? У меня было ощущение, словно он толкнул меня взглядом. А когда толкаются взглядом, это производит отталкивающее впечатление. Но, спустя некоторое время я увидела, что Мистер Одеялко присел на корточки, и снова. Я подумала, что вероятно, он решил тоже поработать червячковым ангелом и решила простить ему его бестактность. Впрочем, в последующие дни я еще несколько раз наталкивалась на его взгляд, и мне было неуютно. А внешность у Мистера Одеялко, которую я рассмотрела украдкой позднее, была вполне себе мефистофильская.

Примерно в шестой день, просто перемещая внимание по своему телу и вопросов никаких себе не задавая я внезапно получила ответ на один из нерешенных вопросов.

Дело в том, что я этой весной… не сказать что влюбилась... скажем так, стала проявлять неадекватно повышенный интерес к одному дяденьке. А меня всегда занимает: откуда вдруг неожиданно такое вот чувство возникает к человеку? Неожиданно? Вдруг?

Для начала объясню, почему интерес неадекватный. Дяденька, как дяденька, вижу не впервые. Зовут, правда Лёша. Это имя, почему-то в приоритетах среди моих влюблённостей. Так получается, не знаю почему. Не Алексей (не вызывает эмоций), а вот именно «Лё-оша» - нежное такое, уютное... Поёт неплохо, да. И песни пишет. Хорошие песни. Во время тренинга почему-то вспоминалось очень много именно его песен. Но вокруг меня хорошо поющих... ну, не каждый второй, конечно, но не мало. Внешность – необычная, да. Высокий и узкий, как бритва. Волосы до плеч, русые. Всегда чистые и красивые, это да. Старше меня. Пьет водку и курит, фу… Последних качеств достаточно, чтобы никогда никакого интереса у меня не вызвать. Ну, слишком чувствительный у меня нос, что поделать. Если человек пьёт спиртное и/или курит, для меня это как сигнал: не подходи ко мне, я плохо пахну.

В общем, понятно – интерес возникший из ниоткуда и непонятно почему. И тут я вдруг осознаю. Причем осознавание длилось несколько секунд, однако, чтоб описать – пожалуй полстраницы угваздать придется...

Итак сижу, медитирую, вдруг воспоминание накрывает вспышкой. На одной тусовке Лёша поёт Митяевскую «Сестру милосердия».

Уж, наверное, ягоды спелые,
Нам не видно в окно полисад,
А в палате стерильные, белые,
Стены розовым красит закат,
Но леченье идет без усердия,
А зачем? Мне осталось дня три.
Погоди-ка Сестра Милосердия,
Посмотри на меня, посмотри.

Посмотри на меня некрасивого
(Я и раньше-то был некрасив),
Посмотри, я прошу тебя, милая.
Что ж ты плачешь, губу прикусив?
На Ордынке, у церкви в безветрие
Нам болтать бы с тобой до зари.
Ах, Катюша, Сестра Милосердия,
Посмотри на меня, посмотри.

Вот и все. Вот и больше не надо.
Скоро ангелы в путь протрубят.
Эту в свете вечернем ограду,
Этот теплый июль и тебя
Позабыть не успею до смерти я,
Ведь и впрямь мне осталось дня три.
Ради бога, Сестра Милосердия,
Не смотри на меня, не смотри.

Не смотри, когда утром остывшего
Мужики меня вниз понесут.
Попроси за меня у всевышнего
Не затягивать божеский суд.
И когда окажусь в земной тверди я,
И наполнится карканьем высь -
В этой церкви, Сестра Милосердия,
Помолись за меня, помолись... п о м о л и с ь.

Сильно поёт. У Митяева так не получается. У всех женщин, не исключая меня, слёзы на глазах выступают.

Новая вспышка. Возможно, воспоминание из прошлой жизни, возможно, яркая фантазия, не знаю. Но я вижу помещение с большим окном – похоже, это палата в госпитале. Кровати с лежащими на них людьми, резкий запах. На мне халат, который уже не помнит, что он был белым. Кажется, что я ко всему привыкла, что мне все чужие страдания нипочём, душа давно покрылась ледяным панцирем, чтобы не умереть от горя. Но этот мальчик... Молоденький совсем, пушок на щеках. Лицо вытянутое, острое. Такой славный, господи! Ну за что, почему, ему выпало умирать сегодня. Безнадёжность... Полная безнадёжность. Я ничем не могу ему помочь. Очень больно эмоционально.

Новая вспышка. Мне 16 лет. Где-то далеко, в чужом городе умирает другой 19-летний мальчик, мой друг. Он был мне несколько лет, как старший брат. Теперь я здесь, он там и я бессильна, хоть чем-то, ему помочь. Ночь. Я сижу на своей кровати и умоляю бессловесные звёзды, холодные и беспристрастные, подразумевая, что где-то там обязательно должен быть живой и всё понимающий Бог. Я умоляю об одном, чтобы он остался живым... В изнеможении я засыпаю. Однако, несколько дней спустя мальчика хоронят и я в полном разочаровании от Бога, такого же холодного и равнодушного, как эти звёзды.

И вот, эти три персонажа – поющий Лёша и два умирающих мальчика каким-то образом сплелись в тугой комок.

И на следующей тусовке, когда у Лёши сильно болело плечо, больше всего на свете мне хотелось нянчить это плечо, согревать его, растворять в нем боль. Сейчас, задним числом, я поняла, что помочь хотелось не Лёше, а тем двум мальчикам, для которых я ничего не могла сделать. А тут могла, хоть что-то. Будто, тем, что я грела его плечо я могла хоть чем-то помочь им.

Всё это происходило на неподвижной медитации. Тело уже плющило, из глаз двумя потоками лились слёзы, следствие моих видений. Больше всего хотелось изменить позу. Но я подстегнула волю воображением, представив, что я взяла на себя боль чужую, и пока я держусь, умирающие мальчики смогут отдохнуть от боли, расслабиться хоть немного. Чем дольше продержусь, тем больше они могут наслаждаться передышкой от боли. Я героически продержалась до конца медитации – чужую боль оказалось легче вытерпеть. J И пошла доплакивать под берёзку... А, между прочим, так сладко плакалось, и плакалось, и плакалось... Как хорошо, что запрещены разговоры, никто не лезет с вопросами и сочувствием.

Я с удовольствием проплакала остаток вечера и утро. Было так светло на душе...

А днём я уже с удовольствием мурлыкала под нос Лёшину песенку:

А жизнь такова, какова она есть
И больше никакова...

Кстати, дяденька мне по прежнему мил, но уже иначе. Без непонимания. Я по-прежнему испытываю к нему нежность, но вряд ли когда буду с этой нежностью приставать...

А про песни: многие осознания приходили именно через слова песен. Я уж и не упомню какие, но песен за эти 10 дней я перевспоминала множество. И часто они шли именно в качестве ответов на мои вопросы. Не знаю, почему именно так...

А еще было. Недалеко от медитационного корпуса, в перерыв две девушки склонились над кустиком. Мне очень любопытно и я, в нарушение правила необщения подхожу и жестами спрашиваю, что, мол, тут любопытного? Мне показывают каплю дождика лежащую в листочке серебристой искоркой. М еще, и еще. Я как-то вначале не прикололась. Ну, дождинка. Отошла. Потом девушка, показавшая мне дождинки вдруг показывает жестом, мол, беги сюда скорей, чего покажу! Я подбегаю в предвкушении, а она снова показывает капельку, и снова, и снова, и вдруг это случается: меня накрывает ощущение какого-то великого чуда. Такой какой-то радости неземной. И я остаюсь возле этой дождинки на листочке, и любуюсь, любуюсь, и мне хорошо-хорошо!!! Спасибо, Вита!!! (Так звали эту девушку, мы познакомились на 10 день, когда общаться разрешили).

Примерно в 7 день, кажется у меня была овуляция, меня во второй половине дня накрывает желанием секса. Так глобально накрывает. Для меня это странно, поскольку уже много лет я к сексу отношусь очень спокойно. Есть – хорошо, нет – тоже хорошо. А тут, прямо крышу сносит. И в то же время подписывалась соблюдать правили и воздерживаться от всех видов сексуальной активности, так что самой себя утешить тоже нельзя… Так что остаётся уповать на принцип, который нужно помнить во время медитации, что абсолютно все ощущения приходят и уходят, рано или поздно. Нужно просто спокойно их наблюдать. Не знаю, насколько спокойно наблюдать мне их удавалось, во всяком случае уснуть в этот вечер мне долго не удавалось, но на утро уже ничего не было.

А, вот еще. На улице и в помещении почти все дни, за исключением двух или трёх солнечных денёчков было холодно очень. Все мы ходили укутавшись в одеялки, эдакие кучки… А я уже давно заметила, что ощущение холода для меня почему-то равно печали, грусти. Почему-то просто я замёрзшая я в моём сознании равно бедненькая (жалкая) я. Понятно, что по факту это никак не взаимосвязано. Я решила, что вот оно, попалось! Тут то я с этим могу вполне успешно поработать. Так что во время перерыва я стояла на холодном ветру под берёзкой, и внимала ощущениям холода. Это оказалось даже приятно в каком-то плане. Я не могу сказать, что я научилась дружить с холодом, но во всяком случае я научилась отслеживать состояние бедненькости=замёрзшести и переключать внимание на ощущения, восстанавливая душевное равновесие.

К слову, что меня угнетало в вечерних лекциях: там снова и снова твердили о том, что Випассана помогает избавиться от страданий. И поэтому, якобы, практикующий её, станет счастливым. Но о радости – ни слова. Но счастье – это не отсутствие страданий, это что-то иное. Счастье – это ощущение радости, полноты бытия, пусть даже и в страдании. Как Богушевская поёт:

Здесь счастье нам дано и в любви, и в печали.
Оно со мной в тот миг, что я плачу о нём.

9-й день был один из самых трудных эмоционально. Я ощутила какую-то пугающую пустоту внутри себя. Ни каких эмоций совсем. И это самое угнетающее. На вечерних лекциях нам каждый день повторяют, что Випассана – это путь избавления от страданий. И у меня возникают мысли о том, что, возможно вместе со страданием срезаются все удовольствия. Я сильно угнетена и никак не могу себя вытащить из этого состояния. Не помогают ни растяжки, ни натянутая улыбка, и мысли, мысли, затопляющие всё существо… Опять же, если бы не безграничная любовь и доверие к Тёмке, я бы разочаровалась и удрала, наверное. Но – ищу в чём же я не права. В голове (погода-то вполне осенняя) крутится песенка:

Кем-то лето второпях
Выпито из сада.
Лишь остался на ветвях, лишь остался на ветвях
Солнечный осадок.

Я выпита до дна, как это лето из песенки. И почему-то «солнечный осадок» кажется мне ключом к разгадке.

И вдруг – осознание: «Не делайте это механически» - звучало в одной из лекций. А я стала перемещать внимание именно механически! Вот где собака порылась! И придя на очередную медитацию я стала перемещать внимание по телу с любовью и нежностью к этому самому телу. И на губах заиграла улыбка. Я взяла эту улыбку в качестве камертона. Каждый раз через определенные промежутки времени обращала внимание: есть улыбка – значит, всё делаю правильно. Нет улыбки – значит, снова скатилась на механическое перемещение внимания. Включала любовь через улыбку. Почему-то для этого вспоминала улыбку Ленки Дородновой. Вспомню – и сразу всё внутри светлеет, появляется улыбка и сопутствующие ей любовь и нежность. Ленка – вообще гений в плане улыбки. У меня много друзей и все они улыбаются светло и здорово. Но Ленка – особый случай. Мы и знакомы-то мало, и не общались столько лет, а ее улыбка для меня – эталон. Она так вспыхивает улыбкой, что всё внутри меня озаряется каким-то тёплым светом, и еще какое-то время по мне бегают солнечные зайчики, мурлыча от удовольствия.

Итак, этот час медитации я занималась, акцентируясь на любви. И снова появилось удовольствие от работы, эмоциональное состояние пришло в норму, и на перерыве я снова неслась по тропинке радостно вприпрыжку.

В общем, я для себя сделала вывод, что Випассана, конечно, класна, но не нужно забывать наполнять себя любовью и радостью, там об этом, почему-то я не слышала. Может, Будда считал, что это само собой разумеется?

Когда мы ехали на Випассану, в условиях, которые мы обязывались соблюдать, для меня было два самых страшненьких момента. Первый – это то, что кушать можно только три (а сытно – два) раза в день. В 7 утра завтрак, в 11 – обед, и в 17 – полдник, т.е. чай и какой-нибудь фрукт (яблоко, банан или апельсин). Не сказать, что я большая обжора, но плотно покушать я обычно люблю именно вечером. Про завтрак я могу вовсе забыть, про обед – тоже, если увлекусь работой, а вот ужин – это свято. На голодный желудок, думала я, уснуть-то невозможно. Однако, прожив три дня в таком утреннем режиме питания я поняла, что голода я не испытываю совсем, а вот бёдра явно пошли вширь. Мы ж никакой физической нагрузки не имели, а сидели неподвижно по 10 с хвостиком часов в день. Так что я сместила акцент с каш и другого сытного на салатики. Т.е. брала утром и в обед на второе небольшую жменьку каши или картошки и в 2 раза больше – салата (салат был всегда, я так была рада этому). Единственное, в чём трудно было себе отказать – это в сладостях на завтрак. Там были обязательно или пряники, или сырки глазированные творожные, или еще какая-то сладость. Сладости выдавались (в отличии от остального, чего можно было накладывать по потребности) по нормативам. Например – два пряника на человека. И я брала – полагается ведь мне два пряника. Или сырок. Или еще что-то. Нутро сопротивлялось и всеми своими ощущениями рассказывало мне, что это уже лишнее, это – для попы. В смысле, пойдёт для увеличения её объёма. Но только в последние дни я научилась себя слушаться и не брать сладости. А вообще, еда каждый день была очень вкусная, за что огромное спасибо организаторам. Я вообще, большая привереда в еде, но тут не было к чему придраться – каждая еда была великолепна. А может, просто соответствовала моим вегетарианским пристрастиям, не знаю. Может, мясоедам она была не так вкусна, я не расспрашивала.

К слову, по приезду, я еще около недели продержалась в таком режиме питания. Но потом работа затянула. Много беготни, и я опять стала зверски голодна под вечер. Так что снова наедаюсь на ночь.

Второе, что меня пугало – это ежедневный подъём в 4 утра. Я по жизни считаю себя не то, что бы совой… Я скорей голубь, который приспосабливается к любому режиму. Но смещение сна в сторону позднего укладывания-вставания для меня гораздо комфортней. Жавороночий ритм я выдерживаю, если надо, но с трудом, и снова легко скатываюсь на совиный. Однако, когда утром раздавался гонг, я вполне самостоятельно вытаскивала себя из спальника. Не сказать, что с удовольствием, но и без большой ломки. А после завтрака, и, в первые дни ещё и после обеда, досыпала. В первые дни спать хотелось больше, а в последние даже после завтрака уже спать не хотелось и на медитациях не спалось. :)

Неожиданной трудностью оказалось незнание английского. Все указания по медитации давались в оригинале на английском языке, а затем шел перевод на русском. Перевод мне не очень нравился: неестественные интонации, где-то неправильные ударения. Когда мы общались в последний день, англо-понимающие говорили, что в английском варианте всё слушается гораздо гармоничнее. Но это полбеды, перевод-то всё-таки был. А вот вечерами, когда вечерами желающие оставались с «помощником учителя» и задавали ему вопросы, было очень интересно послушать, о чём спрашивают и что отвечают. Однако, примерно половина вопрошающих владели английским свободно и я поэтому ни вопросов, ни ответов не понимала. Иногда понимала: я могу перевести примерно 13% слов. И если в эту тридцадку попадали ключевые слова, то в общем было понятно. Если же не попадали, то я слышала одну иноязычную абракадабру. Обидно. Хочется освоить-таки этот английский и к следующему разу понимать эту тарабарщину.

С удивлением я обнаружила, что все эти дни не скучала по дому, вспоминала Севку и Сашку только когда по вечерам мысленно обнимала всех на ночь. Вспоминала с теплом и лаской, без грусти совершенно. Хотя, нет, несколько раз за медитацию мой трещащий ум подсовывал мне страшные картинки, что дома без меня всё плохо, обязательно случится что-то страшное, кто-нибудь серьёзно заболеет или умрёт даже. Но я понимала, что всё это только пустая трескотня и по возможности старалась убирать эти мысли, тем, что давала мысленное согласие вселенной принять всё, что бы ни случилось в моей жизни. В конце концов, на Випассане твердили на каждой вечерней лекции, что она предназначена, чтобы избавить человека от страданий. А когда у тебя в руках есть инструмент, позволяющий пережить любую трагедию, даже собственную смерть, жизнь становится спокойнее, как минимум.

В десятый день нам разрешили разговаривать между собой и собирали пожертвования от студентов, завершающих курс.

Первым делом я, конечно, позвонила домой, убедилась, что всё в порядке, и без меня никто не пострадал. :)

Что было приятно, не было никакого давления в сборе пожертвований. Действительно, кто сколько мог и хотел, столько и оплатил. Только к вечеру, для информации, вывесили статистику, какова была себестоимость проведения курса и сколько собрано пожертвований. Оказалось, что пожертвований собрано чуть больше половины себестоимости курса (аренда+еда+канцтовары) и не покрыла даже стоимости аренды. Так что на осенний курс придется набирать меньше студентов.

Конечно, в последний день, всё время кроме медитаций ( а их было значительно меньше мы все болтали без умолку и делились, делились впечатлениями. Очень многим было трудно, кому-то труднее, чем мне. А у кого-то было много приятных ощущений. Мне показалось, что последние относились к тем, кто до этого много практиковал всякие энергетические практики, типа йоги, цигуна и т.п. А «простые миряне» натерпелись по полной программе, но в основном были довольны, пройдя через это чистилище, чувствуя себя очистившимися. Оговорюсь, что это только моё личное впечатление от делёжки впечатлениями. Скорее всего, пропущенное через собственные фильтры, и весьма искаженное.

Люди были особенно хороши и добры в этот день. Нам так нравилось общаться друг с другом. Если бы это общение длилось дольше, думаю, у меня бы появилось много новых друзей.

Даже улёгшись в постель, мы всё болтали, и болтали с Настей, не смотря на то, что завтра вставать по-прежнему в четыре. Я обратила внимание, что разговаривать лёжа было трудновато, а может лёжа ни причем, просто голосовые связки отвыкли работать. Днём-то и вечером я, в своей привычной манере, преимущественно слушала, а не говорила.

На 11 день утром мы медитировали в последний раз, после чего был завтрак и разъезд по домам.

Мы с Маринкой поехали по своим московским друзьям, погостить напоследок. Для начала мы поехали в Одинцово, которое было по дороге между турбазой и Москвой, к Ирине Гончаровой. По дороге, естественно, болтали в электричке не умолкая. Это было хорошо, но у меня не было ощущения какой-то завершенности. Как ни странно, оно пришло только на платформе в Одинцово, когда мы окончательно покинули наших спутников со-випассанцев. J И тут оно накрыло. Ощущение окончательности и завершенности. А еще ощущение удовлетворённости. Только здесь я поняла, что эти десять с половиной дней прожиты не зря, что это важная веха на моём пути. Что опыт, который я получила, очень важен для меня и будет мне большим подспорьем в дальнейшей жизни.

На этом можно было бы и закончить, но мне кажется, рассказ будет не полным без описания некоторых последствий, или побочных эффектов, которые были весьма забавными. Началось всё весьма забавно, полдня спустя после отъезда с турбазы. Мы уже погостили у Ирины, приехали в Москву и расстались с Маринкой, разойдясь каждый по своим делам и друзьям. Я была в кассе ж/д билетов, купила билет на завтра до дома и должна была поехать в гости к Тёмке, из-за которого вся каша-то и замутилась. Звоню по телефону, выясняю, что у него этот вечер уже спланирован и встретиться мы можем только завтра. Не проблема, у меня еще много планов на встречи с друзьями-москвичами. И вдруг меня накрывает. Волна неописуемой нежности, которая так сильна, что я едва могу выдержать. Я сижу на скамейке в билетной кассе, и по щекам у меня двумя ручьями льются слёзы нежности. Благо, вокзалам к таким сценам не привыкать, никто не обращает на меня внимания.

Я уже писала выше, с какой ерунды, порой возникают привязанности и влюблённости. Так вот, с Тёмкой случай вообще невероятный. Причём я его помню в мельчайших подробностях. Была арттерапия (или что-то в этом роде, всего одно маленькое занятие). Мы рисовали на руке свою жизнь. Аллегорически, конечно. Потом, сосед рядом должен был продолжить рисунок, дополнив его уместными на его взгляд элементами. Соседом был Тёмка. И он попал. Он нарисовал на моей руке всего одну полоску жёлтой краской. Не буду углубляться в то, что это обозначало, это долгая история, но факт, что я разрыдалась от счастья (Тёмка, бедный, не знал, что от счастья, и переживал, что же он такое натворил ужасное), так мне стало невыносимо-радостно. И Тёмка завязался накрепко с этим ощущением истошного счастья. Мы подружились и много времени проводили вместе, особенно пока не приехали наши любимые. Саша у него и Саша у меня. :) И потом переписывались какое-то время, и, порой, переписываемся сейчас. Прошло уже почти 10 лет, но до сих пор, стоит мне подумать о Тёмке, как волна нежности захватывает меня. Иногда, я поддаюсь порыву и кричу через И-нет: «Тёмка, как же я тебя люблю!» - «И я тебя люблю, Люшенька!» - доносит ответ Интернетное эхо... И так хорошо... Хотя я понимаю, да, что люблю-то я не Тёмку, а того мальчика, с которым мы гуляли у тихвинского озера, или плавали в нём и болтали, болтали. Мальчик давно вырос, я тоже, мы стали другими, совсем другими. Я понимаю, но так приятно видеть в Тёмке отсвет того мальчика, тем более, что Тёмка по прежнему (странные слова – по-прежнему. С учётом изменений, бесконечных изменений) неизменно замечателен.

Так вот, на этот раз волна нежности оказалась такой силы, что я сидела и истекала слезами, не в силах вместить в себя такое сильное чувство. И так хорошо было, что сейчас к Тёмке ехать не нужно. Когда я вышла из кассы, оказалось, что не только нежность стала такой огромной величины, все чувства обострились до предела. То, что я видела было слишком ярким, то, что слышала – слишком, ошеломляюще громким, людей вокруг было слишком много, всё, абсолютно всё было слишком. Будто все нервные окончания оголили и вытянули наружу.

Я ехала к Машете на метро (боже, какое оно оглушительное), и мне хотелось спрятаться внутрь себя, как в ракушку. Когда я приехала, и с удовольствием пила чай у Маши на кухне, я чувствовала себя то ли пьяной, то ли под действием какого-то наркотика. Маша говорила о том, что это последствия сенсорной депривации, и что многие медитационные практики на ней завязаны...

Потом я ехала на электричке к Маше с Андреем. Они встретили меня на станции, и рассказали, что их подруга Лена тоже в то же время была на Випассане. Я заинтересовалась, кто же это, мне показали фото, и это оказалась девушка, которая на медитациях сидела непосредственно за мной. Удивительное совпадение.

Маша обо мне так заботилась, я была как в раю, мне было так хорошо. Сначала я с удовольствием плескалась в душе: на турбазе хоть и был душ, но по такому холоду купаться там не было никакого удовольствия. Потом Маша кормила нас обалденно вкусным ужином. Быть может, и тут сказались мои «очень» в восприятии ощущений, но мне кажется, что дело не в этом, а просто Маша готовит великолепно. Потом мы болтали, болтали... так было классно. И даже спалось о-о-очень вкусно.

Был момент, когда Андрей говорил о том, что все мы живем на разных уровнях вибрации, поэтому, хоть и живём в одном мире, но можем никогда не пересечься с кем-то, кто просто не сонастроен с тобой по вибрации.

Утром, когда я поехала в гости к Тёмке, я думала об этом. Что, возможно, благодаря Випассане я хоть сколько-нибудь подняла свой уровень вибраций и вот теперь встречу Тёмку, наконец. Раньше хоть мы и пересекались несколько раз, но возможности пообщаться не было, может, как раз, эта несонастроенность сказывалась? К счастью, все мои запредельные ощущения практически рассосались, остался только общий подъём и прекрасное самочувствие. Так что я с удовольствием провела полдня, болтая с Тёмкой. Вернее болтать приходилось ему, я у нас по жизни молчаливая...

Вечером я ехала домой. Почитать опять не удалось, поскольку попутчиков разбирало излить мне душу. Сначала мне радовалась на жизнь девушка, которая уезжала от любимого и была вся в слезах. Я тоже уезжала от Тёмки, и неизвестно когда в другой раз сведёт судьба, но на душе было спокойное счастье и радость от общения... Не было ни какой грусти, удивительно... Пришлось поглощать грусть чужую. Правда, потом девочка упилась пивом и пошла изливать душу кому-то в курилку. Ну и славненько.

Напротив ехал дядя, высосавший бутылочку коньячка. Ему тоже хотелось поговорить за жизнь… Раньше я бы с негодованием увернулась от такого общения, но в том спокойно радостном настрое я была великодушна и выслушивала его, даже вставляя свои реплики. То ли от выпитого коньяка, то ли у дяди слабая форма заикания, но речь его была прерывистая, рваная, как в мобильном при плохой связи. И мысли скакали с темы на тему, как кузнечики… Я перестала вслушиваться в смысл, и только поддакивала, и при необходимости отвечала на вопросы. Удивительно, но у меня не возникало никакого раздражения от такого общения. Еще с нами ехали тётя лет 60 на боковой полке, и дядя-богатырь из Белоруссии, с такой довольно выраженной внешностью. Они со мной тоже иногда пообщевывались. Мне было совсем ненапряжно, хотя все мои попутчики были словно из другой реальности, другого мира. Я их даже любила почему-то. И жалела...

Утром я приехала домой. Выхожу из поезда, и явственно ощущаю, что моё тело предлагает мне прогуляться. На улице солнышко и тепло, но я привыкла такие расстояния (примерно минут 20-30 хотьбы) преодолевать на бусике. Так что я не слушаюсь и направляю свои стопы на остановку. Тело послушно идёт, а куда деваться? Но дойдя до остановки, где уже стоит автобус, становится более настойчивым: «Неужели ты, после душного поезда залезешь в душный автобус, чтобы секономить всего лишь минут 15??? Пошли пешком!» Приходится согласиться. И я с удовольствием шагаю, под апрельским солнышком, ощущая как радуется тело каждому шагу, каждому прикосновению ветерка и солнечных лучиков к коже.

Сильно позже: по прежнему легко замечаются желания тела и его ощущения, и это по-прежнему интересно и радостно. Вот, еду сегодня на перекрёстке машина, за рулём парень в очках. Чувствую, приятное тепло в груди, отслеживаю, что парень похож на одного из моих бывших поклонников (о ком у меня остались очень хорошие воспоминания). А так бы думала: какой мальчик хорошенький, удивлялась, что привлёк моё внимание. Теперь чётко вижу взаимосвязь: сначала возникают ощущения в теле, а потом ум подстраивает идеологическую базу. Т.е. я и раньше об этом читала, а теперь чувствую на своей шкуре.

Дома я медитировала по утрам, а как же? По часу в день. А нужно по два – еще час вечером. Да только вечером я не научилась этот час выкраивать. Со временем научусь, наверно. Хотя Сашка думает, что, напротив, моего пыла надолго не хватит и я заброшу медитации. Посмотрим...

На сём пора заканчивать мой монументальный труд. Возможно, я слишком мало написала про Випассану. А что тут расскажешь? Я могу вам только лапы морщить, а вы попробуйте сонастроится и почувствовать. А ещё лучше, если есть такая возможность, поезжайте сами и почувствуйте всё на своей шкуре (Глупо было бы пытаться ощутить оргазм, читая о нём, да? :).

Я считаю, что это хоть и трудный, но безусловно полезный опыт для любого из моих друзей.


ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ:
  • Что мужчины хотят слышать от женщин
  • Мужчиной быть лучше
  • Как откосив от Армии стать мужчиной
  • Семейная переписка по поводу супружеского долга
  • Виды мужских сексуальных фантазий
  • Послание жёнам от мужей
  • Общее руководство по применению жены
  • Женщина, как форма собственности
  • Женщина? Это та которая ...
  • Почему женатые мужчины завидуют холостым




  • Главная сайта || Статьи для Мужчин и Женщин || Статьи о красоте, здоровье и сексе || Женская красота и здоровье || Статьи о работе, красоте, здоровье и домашних животных || Статьи о красоте, моде, здоровье || Статьи о сексе, сексуальности и красоте женщин || Знакомства и интимные отношения современных Мужчин и Женщин || Современный секс, красота и здоровье ||




    facebook    twitter    vk Яндекс.Метрика