0 || 1 || 2 || 3 || 4 || 5 || 6 ||

ГАИ и рокеры

К рокерам ищут и находят путь

Мы не были готовы к работе с рокерами и вначале взирали на них как бы со стороны, надеясь, что все само собой образуется. Пощипывали наиболее активных и злостных нарушителей-мотоциклистов, а рокерство все ширилось, вырастало в явление, о нем заговорили все. Население буквально завалило жалобами партийные и советские органы. В дежурной части, у руководства управления ГАИ обрывались телефоны. Страсти подогревала печать. Рокеры поняли, что в покое их не оставят. А мы, работники правоохранительных органов, уяснили, что надо предпринимать энергичные меры. Но какие? Опыта не было.

Я до сих пор помню первое совещание по проблеме рокеров у нас в управлении ГАИ. Заместитель начальника В. Каряпушев срочно собрал руководителей всех служб и поставил один вопрос: что будем делать? Нужны предложения. Срок — до завтрашнего утра. А когда собрались на утро, то были обескуражены: предложений почти не было, а те что имелись сводились к одному — ловить, давить. Наконец после коллективного обсуждения, чтобы как-то сдержать рост мотохулиганства, решили провести серию ночных рейдов.

Первый из них надолго врезался в память. Представьте себе ночной Ленинград в июньскую пору. Тишина, которую лишь изредка нарушают таксомоторы. Станция метро «Технологический институт, где мы заняли свои места. Город спит. И вдруг откуда-то издали доносится сначала еле слышный, но неуклонно нарастающий гул. Посты наблюдения, расположенные в районе площади Победы, доложили, что из аэропорта в город следует группа в 250—300 мотоциклистов. Гул приближался, постепенно заполняя все пространство между домами. Они шли неупорядоченной колонной, занимая почти всю ширину проезжей части проспекта. Редкие водители в испуге сворачивали в боковые улицы или вылетали на тротуар. Остановить колонну и думать было нечего. Десяток-другой секунд — и вся армада мотоциклистов направляется в сторону Дворцовой площади. А тем временем в окнах домов вдоль проспекта зажигался свет. В одно мгновение были разбужены десятки тысяч людей.

Наряды доложили, что мотоциклисты достигли Адмиралтейской и Дворцовой набережных. Когда наша патрульная машина приехала к Дворцовому мосту, то мы увидели следующую картину: от основной массы отделилась группа в 60—70 наиболее опытных наездников, которые вздыбили свои мотоциклы и, оглушительно треща, на заднем колесе пронеслись вдоль набережной.

Да, такого мы еще не видели. При малейшей попытке задержать этих лихих наездников они мгновенно бросались в разные стороны, перепрыгивая на мотоциклах через бордюры, газоны, и исчезали с грохотом в проходные дворы, чтобы минут через 20—30 оказаться в нескольких километрах и начать все сначала.

Зачем я об этом так подробно рассказываю? Затем, чтобы на конкретном примере показать необычность явления, с которым мы столкнулись. К тому же первые впечатления наиболее яркие, точные. Потом будет таких ночных рейдов много. И нас уже не будут приводить в замешательство группы в 400— 500 мотоциклистов (а учтите, на каждом мотоцикле, кроме водителя, почти обязательно есть пассажир). Мы приобретем первый опыт работы с этой категорией молодежи вплоть до силовых задержаний, узнаем точки сбора, места их концентрации, но все это будет в будущем, а пока...

Напрашивался первый естественный вопрос. что они хотят, эти молодые люди, именующие себя рокерами. Предстояло вопрос задать как можно большему числу. В течение недели был собран довольно внушительный материал. В ходе опроса выяснилось, что преобладающая масса так называемых рокеров — это нормальные ребята 16—18 лет, страстно влюбленные в мотоцикл, в скорость. Их манили ночной город, ощущение свободы, да еще если подружка сзади, да ветер в ушах. Вот так все просто. И ничего сверхъестественного. Кроме этого, было сильное желание общаться, мотоцикл объединял, а объединение придавало силы, уверенность. Энергия требовала выхода. И она выливалась... Таких парней, которые еще не вышли за рамки закона, но уже подошли к этой черте, было процентов 75—80.

Ради этого большинства можно и нужно было работать. Сложнее обстояло дело с группой остальных. Скоро мы почти поименно знали всех. Как правило, они были из неполных или неблагополучных семей, многие состояли на учете в милиции, а то и судимы. С этими разговор особый. Нам прежде всего предстояло найти общий язык с основной массой поклонников мотоцикла и научиться ею управлять. Свыше половины этих парней не имели водительского удостоверения.

Таким образом, мы скоро узнали, кто они такие, эти лихие ночные наездники, и что ими движет. Ну а как только узнали, управленческая программа в масштабах города сформулировалась почти сама собой.

Но главное, на наш взгляд, предстояло немедленно наладить процесс обучения парней, чтобы они могли получить «права. А сколько хотят их иметь? Данные разных организаций, в том числе торговли, дали приблизительно цифру в 25—30 тысяч человек. Кстати, она подтвердилась полностью, когда мы осенью обратились во все выпускные классы школ и профессионально-технические училища города и запросили списки желающих пройти подготовку. Задача предстояла довольно трудная: все автошколы, курсы ДОСААФ и ВДОАМ в городе могли подготовить за год около тысячи мотоциклистов, а требовалось в 10—15 раз больше.

Далее нам следовало удовлетворить одну из самых сильных потребностей человека — в общении. А она в нашем конкретном случае проявлялась в повальной любви к мотоциклу. Это все нужно было слить воедино, в конкретной форме работы. Ею стали соревнования рокеров. На настоящем мототреке, на знаменитой кроссовой трассе в Юкках с привлечением зрителей, объявлениями в многочисленных афишах, по радио, телевидению, с призами победителям и так далее.

Спланировав первый раз такие соревнования, мы, честно говоря, боялись: а вдруг не придут? Объявили по ленинградскому радио и телевидению, в газетах, что в этот день Госавтоинспекция отпускает грехи всем рокерам и разрешает приехать на мототрек на любом мотоцикле. Обещали еще: кто займет первые места в заездах — получат возможность здесь же экстерном сдать на водительские права категории «А, которые будут выписаны и вручены незамедлительно. Здесь же можно было пройти медкомиссию (помогло Главное управление здравоохранения), зарегистрировать мотоцикл, получить техническую консультацию, советы по правилам движения. А как было не послушать о технике вождения мотоцикла, поведении в экстремальных случаях, ведь об этом рассказывал сам трехкратный чемпион мира Геннадий Моисеев! Одним словом, наши опасения оказались напрасны. Соревнования понравились ребятам. Но тогда мы еще себе не представляли, сколь велико может быть влияние спорта, соревнований на тех, кого нарекли рокерами. Тогда мы еще не знали, что пройдет какое-то время и некоторые из главных нарушителей спокойствия станут не просто участниками спортивных встреч «от случая к случаю, а в полном смысле слова мотоспортсменами, стартующими, кстати, не только дома, на и за рубежом.

Мы, честно говоря, завидовали своим латвийским коллегам: у них есть Александр Бриедис, этот удивительный человек, энтузиаст, бесконечно влюбленный в мотоспорт и заражающий этой любовью парнишек и девчат. По опыту знали, что не будь такого энтузиаста наша программа долго не продержится. И он, к счастью, нашелся. Это Геннадий Моисеев. Дело пошло. Да еще как! Скоро и у нас в ГАИ, взявшей на себя управление всей программой работы, появились лидеры. Это подполковник милиции В. Зубков и майор милиции В. Архипов. Пример в обучении подал начальник сестрорецкого спортивно-технического клуба ДОСААФ А. Вадмар, подготовивший за летний период более тысячи мотоциклистов, создав при этом максимальный режим благоприятствования для всех желающих пройти у него обучение.

В короткий срок мы сформировали довольно работоспособную программу и приступили к ее реализации. Но она все время требовала коррекции. Едва, к примеру, мы почувствовали, что стало больше попадаться ребят без «прав — усилили фильтрацию, стали задерживать и сдавать мотоциклы на специально оборудованную охраняемую площадку. Но выявить, задержать — мало. При ГАИ появилась специальная группа сотрудников, которая работает только с этой категорией участников движения. Каждого мотоциклиста, кто попал в поле нашего зрения, мы приглашаем к себе, терпеливо разъясняем ему закон, его права, возможность участия в соревнованиях или хотя бы присутствия на них. Одним словом, переходим к диалогу с этой группой молодежи. И уверены, что разумное сочетание силового давления с диалогом даст необходимый результат.

Так закончился первый год работы с рокерами. Вот его итоги. В несколько раз сократился поток жалоб ленинградцев в милицию, партийные и советские органы, средства массовой информации на рокеров. В городе стало заметно спокойнее, прекратилась массовая езда. Во всяком случае группы мотоциклистов свыше одного-двух десятков стали редкостью. Это уже не сотни. В полную силу работали 29 учебных организаций ДОСААФ и две во ВДОАМ, выпустив за год 4,5 тысячи мотоциклистов. Меньше стало попыток с их стороны уйти от задержания, почти вдвое сократилось число водителей без «прав и так далее. Но успокаиваться рано, потребуется еще, как мы рассчитываем, три—пять лет целенаправленной работы, пока это явление не будет сведено к какому-то рабочему минимуму и полностью взято под контроль.

Явление «рокерства непрерывно эволюционирует. Мы чувствуем, что из своей первой рабочей программы выросли. Настало время новой, более высокого уровня. Нужно вести речь не просто о рокерах, а о проблеме охраны жизни и здоровья мотоциклистов вообще. Что для этого нам необходимо? Наверно, город должен иметь какой-то спортивно-технический центр, где можно было бы одновременно обучать людей, тренировать, проводить соревнования. Причем все это в массовом масштабе. Есть у нас планы строительства такого центра, есть энтузиаст всего этого дела, страстный поклонник мотоспорта Гарри Михайлович Артеев, председатель ленинградской федерации мотоспорта, есть прекрасное место, отвечающее всем требованиям. Уже сейчас на стадии разработки проект. Но и центра нам мало. Нужны традиции, которые всю нашу работу свяжут с мотоциклом и придадут ей смысл. Мы нарабатываем их.

...Закончил писать эту статью глубокой ночью, сидя в патрульной машине у Дворцового моста, глядя на «Невы державное теченье и на набережную, где кипело столько рокерских страстей. Я сегодня оперативный дежурный от руководства управления ГАИ. Рядом со мной дремлют в своих машинах после бурной ночи мои коллеги, сотрудники ГАИ из той самой бригады, что работает с рокерами. Ждем, когда сведут мосты, чтобы вернуться для доклада и подведения итогов в управление ГАИ. Молчит радиостанция, до этого не умолкавшая буквально ни на минуту. Ночь с пятницы на субботу не была спокойной. Отрабатывали те точки города, откуда поступали жалобы на рокеров.

Проверили более 60 мотоциклистов, сделали внушение, задержали двух угонщиков, выявили 44 нарушения Правил, восемь человек без водительских удостоверений, шесть — без регистрационных документов и госномеров. Двоим сотрудникам по радиокоманде дежурного пришлось срочно проехать в соседний район города, чтобы оказать помощь пострадавшему мотоциклисту до прибытия «скорой. Я тоже успел. Картина жуткая: мотоцикл всмятку, у 17-летнего рокера разбита голова, разрыв брюшной стенки. Я знал, что по состоянию на 24 часа минувших суток в городе и области уже зарегистрировано шесть трупов мотоциклистов, 14 раненых, среди которых и вот этот, тяжелый. Выживет ли? А ему бы в армию идти да потом работать, учиться, создавать семью. И, глядя на все это, подумалось: ой как надо работать с ними. Надо!




Главная сайта || Avto || Avto1 || Avto2 || Moto || Moto1 || Moto 3 ||


facebook    twitter    vk Яндекс.Метрика




Обратная связь

Feedback