Рецепт от хандры от Александра Коржакова

Жизнь замечательных людей
Рецепт от хандры от Александра Коржакова

Если построить карьерный график депутата Госдумы Александра Коржакова, то прямой линии никак не получится. Его карьера состоит из множества взлетов и падений. От такого расклада могут и руки опуститься. Однако Коржаков оказался крепким орешком. По его словам, рецепт от хандры прост: шире смотреть на жизнь, радоваться каждому дню и заниматься спортом.

Из досье.

Родился 31 января 1950 г. в Москве.

В 1967–1968 гг. работал слесарем механосборочных работ второго разряда на Московском электромашиностроительном заводе (МЭМЗ) памяти революции 1905 года.

В 1968–1970 гг. служил в армии, в Кремлевском полку. С 1970 по 1989 г. работал в Девятом управлении (охрана высших партийных и государственных деятелей) КГБ СССР.

В 1971 г. вступил в ряды КПСС. Неоднократно избирался членом партбюро подразделения.

В 1980 г. окончил Всесоюзный юридический заочный институт.

В 1985 г. стал одним из трех телохранителей Первого секретаря Московского городского комитета партии Бориса Ельцина. Поддерживал дружеские отношения с Ельциным и после его отставки, последовавшей в результате решения пленума ЦК КПСС в октябре 1987 г. Был одним из немногих, кто навестил Ельцина в больнице.

В 1989 г. был уволен из рядов КГБ на пенсию «по возрасту и состоянию здоровья». По мнению Коржакова, причиной увольнения явилось сохранение дружеских связей с Ельциным, который в то время был заместителем руководителя Госстроя СССР. После ухода из КГБ работал телохранителем председателя кооператива «Пластик». В том же году подал заявление о приостановлении членства в КПСС и в итоге был исключен из партии c формулировкой «за неуплату членских взносов».

Оставив кооператив, перешел на работу в приемную председателя Комитета Верховного Совета СССР по строительству и архитектуре Бориса Ельцина. Затем являлся помощником Ельцина, возил его на своей «Ниве» после отказа последнего от служебной машины.

В 1990 г. назначен начальником отдела безопасности Председателя Верховного Совета РСФСР Бориса Ельцина.

С 1991 г. — первый заместитель начальника Главного управления охраны Российской Федерации, полковник.

В 1992 г. Коржакову присвоено звание генерал-майора, тогда же назначен руководителем Службы безопасности Президента РФ. В июле 1995 г. получил звание генерал-лейтенанта.

20 июня 1996 г. указом Президента России был освобожден от занимаемой должности.

С 1997 г. — депутат Государственной думы, а с 1999 г. — заместитель председателя Комитета по обороне.

— Александр Васильевич, сегодня вы депутат Государственной думы, заместитель председателя Комитета по обороне, генерал-лейтенант. Какое звание для вас наиболее значимо?

— Конечно, депутат Государственной думы. Три раза народ мне оказывал доверие! Когда я приезжаю в составе делегации (вместе с членами правительства) за границу, то отмечаю, что депутаты Госдумы всегда вызывают уважение. Избранник народа для демократической страны — высший титул.

— На ваш взгляд, карьера удалась или хочется большего?

— Удалась, куда больше? В свое время я столько власти нахлебался, что она меня больше не привлекает. Самое главное — чувствовать себя свободным человеком, а депутатская карьера это позволяет. Я сам сегодня решаю, какой у меня рабочий график, в какой партии или в какой фракции мне состоять. А вот у Ельцина (хотя я при нем и дошел до генерала) я был несвободен. Иногда меня называют паркетным генералом. Но я прошел через все ступени военной карьеры. Тягот и лишений мне хватило с лихвой.

— Если построить график вашей карьеры, то какая кривая получилась бы, на ваш взгляд?

— Синусоида. Первый большой взлет — когда служил у Андропова в 1982 году, с его смертью — падение. C Ельциным — второй этап удачи: стал заместителем начальника группы его охраны. Этой должности соответствовало звание подполковника. Другое дело, что подполковника мне так и не дали, потому что в тот момент у Ельцина наметился закат карьеры в Политбюро. В 1989 году (когда меня уволили) — еще один резкий провал, гражданская работа. Затем, когда мы стали поднимать Ельцина, я совершил самый большой скачок вверх. Тогда пресса меня очень поддерживала, до сих пор не может забыть этого факта. А в 1996 году — самое оглушительное падение. Кто только меня в тот момент не лягал! НТВ в «Куклах» нас называло ослами, Киселев — черными генералами, а Собчак — бандой четырех. А мы не в состоянии были тогда им ответить. На всех телеканалах интервью со мной запретили. И тут я встряхнулся. Не стал отсиживаться, как Барсуков или Грачев. Ко мне приехала инициативная группа из Тулы и предложила пойти депутатом в Госдуму на место Лебедя, который в ту пору ушел в Совет безопасности. Я съездил в Тулу, город мне понравился — и согласился. Так что падений я не боюсь. Видите, сколько их у меня было!

— То есть вам уже ничего не страшно...

— Раньше я боялся, что моя жизнь закончится слишком рано, что не успею познать чувство деда, когда внуков любишь больше, чем детей. Сегодня у меня трое внучат.

— Ваши родители мечтали, чтобы сын стал инженером. Вы поступили в МЭИ, а потом бросили учебу...

— Родители работали на фабрике и ничего в своей жизни кроме станков не видели. Человек, который ходил со значком технического вуза, пользовался у них наибольшим уважением. А я мечтал стать летчиком-истребителем. Но однажды встретился с отцом школьного приятеля — летчиком, который сказал, что с моим ростом (в седьмом классе я был уже под метр восемьдесят) шансы попасть в военную авиацию невелики.

— Вы бы в гражданскую авиацию пошли…

— Гражданская авиация меня не привлекала, мне нужен был адреналин. Летчик-истребитель, как и мотоциклист, чувствует свою машину, а когда сидишь в огромном лайнере и нажимаешь на кнопочки, нет ощущения полета.

— После службы в армии в Кремлевском полку вы 19 лет проработали в Девятом управлении КГБ СССР. Как вы туда попали?

— Я был спортсменом, играл в волейбол за «Динамо». В то время руководство Кремлевского полка специального назначения решило усилить свои спортивные ряды. Попросили «Динамо» отобрать 30 человек по разным видам спорта для Девятого управления. Так я попал в химвзвод, стал химиком-разведчиком первого класса и одновременно играл за полк в волейбол. На первенствах КГБ мы занимали призовые места. А удачливый спортсмен всегда на виду. Его хочет забрать к себе каждый начальник подразделения. Поэтому, когда наступила пора демобилизовываться, ко мне пришли несколько «купцов» с разными предложениями. Я выбрал подразделение наружной охраны (мы ходили в гражданской одежде и занимались охраной политических деятелей на трассах проезда). Вскоре я прошел досрочные офицерские курсы и получил звание младшего лейтенанта. Проработал в охране 10 лет. Если бы не моя поездка в Афганистан (куда я добровольно попросился в 80-м году), так бы и застрял. Считалось, что достигнуть в КГБ майора — вещь несбыточная.

— То есть Афганистан стал вашей точкой опоры...

— Да. Те, кто прошли через Афган, всегда были в почете у начальства.

— А зачем вы пошли в Афганистан? Ради карьеры?

— У меня было двое детей, я получил новую квартиру и влез в долги так, что не знал, когда выпутаюсь. А в Афганистане хорошо платили. Вернулся в начале 82-го. Купил «жигули», обставил квартиру. Получил повышение по службе: присвоили звание капитана. Пошли заграничные командировки.

— А почему только через 10 лет работы в Девятом управлении вы окончили юридический институт?

— Право учиться, работая в КГБ, надо заслужить. Я пять лет добросовестно трудился, чтобы мне разрешили поступить в заочный институт!

— С чем это было связано?

— Для сдачи экзаменационной сессии каждые полгода давали учебный отпуск. А это всегда один-полтора месяца. На такой срок меня не хотели отпускать.

— Какую специальность вы получили?

— Юрист-правовед. В уголовных вопросах я был знатный специалист, но это направление мне не пригодилось. Высшее юридическое образование сыграло положительную роль в карьере. Перед любым назначением всегда читали мою анкету, и запись о высшем образовании (тем более о юридическом) благотворно влияла на решение моих потенциальных начальников. Я и сейчас неплохо разбираюсь в юриспруденции.

— В 1985 году вы стали заместителем начальника группы охраны Ельцина. Почему он выбрал вас?

— Ему предложили выбрать из десяти кандидатур. А я в то время был симпатичным (не таким лысым), спортивным и подвижным.

— Вы понравились ему чисто внешне?

— Он со мной еще и побеседовал.

— Чем вы его зацепили?

— Обаял, наверное.

— Шутками?

— Вот что он не любил, так это шутки.

— А как вам удалось найти подход к Ельцину?

— А я его не искал. Сработал хороший послужной список. Беседа была краткой. Я фактически пересказал анкету: где родился, где трудился, какая у меня семья. Ельцин слушал внимательно, но я понял: все это он уже и сам прочитал.

— В 1989 году вы были уволены из рядов КГБ на пенсию...

— В то время я думал, что карьере конец. Такого я не ожидал. Ведь я считался одним из популярных офицеров управления. Если играл в волейбол — всегда была победа. А спорт тогда у нас стоял на первом месте. Когда стали болеть коленные суставы, я занялся стрельбой (выигрывал чемпионаты управления). В мою карточку учета в отделе кадров не успевали вклеивать вкладыши, чтобы писать благодарности, а выговоров — ни одного. И вдруг просят: «Пиши заявление на увольнение по возрасту». А в управлении работали столько людей старше меня лет на двадцать! Причина такого решения крылась в дружбе с Ельциным, который попал в опалу. Меня много раз предупреждали об этом, но я отвечал: «Он же не враг народа! Да и времена не те, чтобы с врагами народа опасно было общаться». С Ельциным в ту пору знались единицы, в том числе я. Конечно, отставка явилась для меня ударом. Но я взял себя в руки и пошел трудиться в кооператив «Пластик», где получал около трех тысяч рублей в месяц (в десять раз больше, чем в должности опера).

— Там деятельность тоже была связана с охраной?

— Одно дело охранять, когда за тобой стоят государство, оружие и права, а другое — когда работаешь с очень богатыми, капризными и непредсказуемыми клиентами. Стыдно вспоминать, как я инструктировал людей: «Наша деятельность не имеет юридической базы. Поэтому если кто-то на нашего буржуя нападет, немедленно ложитесь на землю, на дно машины. Жизнь каждого из вас мне дороже». Платили хорошо, поэтому приходилось на многое закрывать глаза.

— Как вы решились бросить такое доходное место?

— Когда с Ельциным случился казус (его якобы в реку сбросили), наши единомышленники попросили меня заняться его охраной. На что я сказал: «Дайте мне зарплату хотя бы рублей в 300 и пенсию в размере 232 рублей. Проживу». Через знакомых отыскали три кооператива, устроили так, чтобы я числился в них формально, но зарплату получал (по сто рублей в каждом). В одном кооперативе меня оформили инженером по безопасности, в другом — прорабом, в третьем — даже не помню кем.

— Оставив кооператив, вы перешли в приемную председателя Комитета Верховного Совета СССР по строительству и архитектуре Бориса Ельцина. Что входило в ваши обязанности?

— Я делал то, о чем просил Ельцин. И шофером его был, и яичницу с чаем из столовой приносил, и на телефонные звонки отвечал, и бумаги принимал, да и политикой по полной схеме занимался. Тогда говорили, что один из первых и настоящих демократов — Коржаков.

— А сегодня некоторые называют вас слугой Ельцина. Для вас это оскорбительно?

— Конечно. Так говорят те, у кого мышление холуйское. Я никогда не был слугой Ельцина. Когда у него стала проявляться физическая немощь, я ввел институт адъютантов, которые помогали Ельцину одеваться-раздеваться. Я же занимался его безопасностью.

— Говорят, что вы не только охраняли Ельцина, но и были его советником по политическим вопросам. Бытовало мнение: Коржаков в Кремле решает все. Насколько оно верно?

— По Положению о службе, которое подписал Ельцин и которое было опубликовано в «Российской газете», должность начальника службы без-опасности приравнивали к гражданской должности первого помощника. Поэтому мы с Виктором Васильевичем Илюшиным (тоже первым помощником Ельцина) имели одинаковый статус. А Борису Ельцину я никогда ничего не навязывал. Если он о чем-то меня спрашивал, я иногда с ним соглашался. Про меня много чего говорят. Например, что я миллионер. Однажды Федоров (тогдашний министр по налогам и сборам) напечатал мою фамилию в списке самых богатых людей России. Я ему сказал: могу назвать тысячу человек, которые богаче меня. Со мной так обошлись из-за моей книги. Никто не заметил, что я деньги в Тулу отвез и много чего там настроил.

— Вы были человеком Ельцина, возили его на своей «Ниве», посещали в больнице, когда от него все отвернулись, а он все равно взял, да и уволил вас отовсюду. Что помогло вам не пасть духом?

— Дух. Я каждый день по четыре часа спортом занимался. Но Ельцин не уволил меня, а снял с должности. Официальное увольнение произошло через два года, когда я уже был депутатом и когда прошли парламентские слушания по импичменту. В тот момент я и получил компенсацию за неоплаченные годы (147 тысяч) и назначенную пенсию.

— Какие советы вы могли бы дать тем, кто оказался в сложной ситуации? Как лучше из нее выкарабкаться?

—Трудиться и не падать духом. Когда меня спрашивают о моем хобби, отвечаю, что какого-то одного увлечения не имею. Я люблю и книги читать, и кино смотреть, и за грибами ходить, и рыбачить, и охотиться, и в теннис играть, и в волейбол, и с внуками заниматься, и с друзьями общаться… Просто надо шире смотреть на жизнь, радоваться каждому дню и не хандрить.

— У вас бурная биография. Вы всегда, по вашим словам, были востребованы. Как удалось?

— Я и сейчас все время кому-то нужен. Такой уж у меня характер. Я безотказный человек.

— Чем вам приходится жертвовать ради карьеры?

— Общением с семьей. Но о карьере я никогда не думал, даже не произносил этого слова. Просто работал. Я ответственный человек: если что-то поручали — выполнял. У меня были цели — доработать до 45 лет, дослужиться до майора, получить нормальную пенсию, уехать в деревню Молоково, пристроить к домику террасу, гараж, купить машину и жить там с марта до ноября. Но жизнь распорядилась по-своему.

— Как часто вы бываете в своей деревне?

— Сегодня хочу туда сбежать. В 14 часов у меня заседание фракции, посижу сколько положено и уеду. В Молоково живут жена и внуки. А завтра — пленарка в Госдуме, поэтому вечером вернусь в город.

— Кто для вас является примером для подражания?

— У меня нет идолов. Разве что Суворов и Жуков. Суворову Бог не дал здоровья, но наделил его силой духа. А я уважаю людей сильных духом, даже врагов. Жизнь у Жукова была нелегкой, но все трудности он преодолевал.

— Вы выпустили две книги — «Борис Ельцин: от рассвета до заката» и «Борис Ельцин: от рассвета до заката. Послесловие». Написание книг для вас — определенный этап в карьере?

— Одна из причин писательства — желание подзаработать (когда сидел над первой книгой, мне не платили пенсию, да и сейчас денег не хватает: Тула нищая, свой дом строю уже шестой год), а другая — надоели мистификации про здоровье Ельцина, про его интенсивный труд на благо Отечества. И еще: мне хотелось, чтобы каждый, кто прочитает мои книги, смог ответить на вопрос: какой все-таки должна быть власть, работающая не на себя, а на свой народ?




Главная сайта || Образцовая характеристика в военкомат || Заработок - Бизнес, подработка || Профессии || Работа на дому || Cтатьи о работе и трудоустройстве || Sovet || Sovet1 || Sovet2 || Sovet3 || Sovet4 || Sovet5 || Sovet6 || Sovet7 || Работа, бизнес и предпринимательство. Часть 1 || Работа, бизнес и предпринимательство. Часть 2 || Работа, бизнес и предпринимательство. Часть 3 || Должностные инструкции и Статьи о работе. Часть 1 || Должностные инструкции и Статьи о работе. Часть 2 || Должностные инструкции и Статьи о работе. Часть 3 || Avto || Avto1 || Avto2 || Moto || Moto1 || Moto 3 ||

Домашний бизнес: Часть 1 || Часть 2 || Часть 3 || Часть 4 ||

Статьи для Мужчин и Женщин || Статьи о красоте, здоровье и сексе || Женская красота и здоровье || Статьи о работе, красоте, здоровье и домашних животных || Статьи о красоте, моде, здоровье || Статьи о сексе, сексуальности и красоте женщин || Знакомства и интимные отношения современных Мужчин и Женщин || Современный секс, красота и здоровье ||

Яндекс.Метрика facebook    twitter    vk

2